Директор Института безопасности труда, производства и человека Пермского националь-
ного исследовательского политехнического университета. Руководитель Пермского информационного центра охраны труда Международной организации труда.

+7 (342) 219-83-69
(звонить с 11:00 до 16:00)
E-mail:

Главная  /  Новости  /  Регионы в современном мире-2014

Регионы в современном мире-2014

25-04-2014

Регионы в современном мире-2014

 

25-26 апреля 2014 года в г. Березники

в актовом зале Березниковского филиала ПНИПУ состоялась

Международная научно-практическая конференция

«Регионы в современном мире-2014»

 

Григорий Захарович Файнбург представил на нее доклад:

ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ УСЛОВИЯМИ И ОХРАНОЙ ТРУДА

Стремительная глобализация мировой экономики, начавшаяся с создания глобальных рынков продукции и услуг, подстегнутая высочайшей экономической эффективностью всемирного разделения труда и основным законом капитала – его постоянным обобществлением, в настоящее время все глубже проникает через границы национальных «квартир» и традиций в самое сердце производственных отношений и системы управления ими, вызывает унификацию и гармонизацию требований к условиям труда и охране труда работников.

Напомним, что общая структура управления условиями и охраной труда базируется на фундаментальных принципах разделения власти, ее функций и полномочий в соответствии с правом собственности и возможностями операционального доступа к объекту управления:

– Базисный технико-технологический уровень управления условиями труда – производственная среда рабочих мест, контролируемая и управляемая работодателем и его должностными лицами.

– Базисный технико-организационный уровень управления условиями труда – организация простого процесса труда на рабочем месте, реализуемая работодателем и его должностными лицами при участии работников, задействованных в процессе труда, а также их представителей.

– Корпоративный уровень управления условиями и охраной труда – система организации работ по охране труда в рамках корпоративного управления, создаваемая и реализуемая работодателем и его должностными лицами при участии работников и их представителей в соответствии с государственными нормативными требованиями охраны труда.

– Муниципальный уровень управления условиями и охраной труда – регулирование органами местного самоуправления в пределах их полномочий и основных направлений государственной политики деятельности работодателей и иных субъектов права, действующих на территории муниципального образования, в области охраны труда и безопасности производства.

– Региональный (субъекта Российской Федерации) уровень управления условиями и охраной труда – регулирование органами государственной власти того или иного региона в пределах их полномочий деятельности работодателей и иных субъектов права, действующих на территории данного региона.

– Федеральный (национальный, общегосударственный) уровень управления условиями и охраной труда – регулирование органами государственной власти Российской Федерации деятельности работодателей и иных субъектов права, действующих на территории Российской Федерации, путем установления и реализации государственной политики Российской Федерации в области охраны труда и безопасности производства, разработки и утверждения государственных нормативных требований охраны труда, осуществления государственного надзора за правоприменительной практикой, создания рынка общественно значимых услуг в области охраны труда и условий его функционирования.

– Международный уровень управления условиями и охраной труда – координация деятельности государств, объединений работодателей и работников в области охраны труда и/или стандартизация технических требований обеспечения безопасности производственных объектов и трудовых процессов на основе консенсуса и добровольного признания компетентными национальными органами Российской Федерации, закрепленного ратификацией и/или подписанием международных договоров, тех или иных общих для применения стандартов, норм, требований.

Заметим, что фундаментальные принципы охраны труда были выявлены и переформатированы в нормативные требования международных стандартов труда в ходе исторического прогресса двух последних веков и борьбы трудящихся за права человека в трудовой сфере. Начав с обоснования известных требований равенства времени, отданного работодателю, и времени, остающегося в распоряжении самого работника, эти принципы постоянно развивались и канонизировались, становясь общепризнанными, например, принцип приоритетности предотвращения нежелательных событий перед минимизацией их последствий, включая финансовые компенсации всех потерь. Сегодня эти принципы положены в основу деятельности и документов Международной организации труда.

Однако правоприменительная практика реализации этих «общечеловеческих» принципов различна в разных странах, не говоря уже о механизмах их функционирования. «Региональная» (от английского region) политика сегодня связана в основном с Европейским регионом, объединяющим страны Европейского Союза, в которых правовая база управления условиями и охраной труда, формально оставаясь национальной, давно уже унифицирована директивами ЕС, аналогичными по своему статусу «основам законодательства» бывшего Советского Союза для «братских» республик. Еще одной «региональной» группой являются страны пост-советского пространства, не считая стран Прибалтики, вошедших в Европейский Союз и приведших свое пост-советское законодательство в полное соответствие с законодательством Европейского Союза. Все остальные страны пост-советского пространства, несмотря на внешние различия законодательств, все еще пользуются, особенно на уровне конкретных подзаконных нормативно правовых и нормативно-технических актов и в технических вопросах обеспечения безопасности труда и производства, бывшими советскими ГОСТами, мановением руки преобразованными в межгосударственные стандарты ГОСТ (не путать с российскими национальными стандартами ГОСТ Р), объединенные в ССБТ (система стандартов безопасности труда).

Отметим, что с позиций региональной «гармонизации» необходимо специально выделить Беларусь, Россию и Казахстан, не только создавших Таможенный союз, но и стремительно развивающих свое законодательство в области охраны труда и безопасности производства. Однако и эти страны, не афишируя реальную «межсоюзническую» гармонизацию, публично демонстрируют (к месту и не к месту) псевдогармонизацию своих норм с нормативами Европейского Союза. Нами сознательно применен это термин, ибо гармонизируется не столько то, что реально гармонизирует рациональную и реалистическую капиталистическую систему нормативов социального государства (идейными лидерами и промоутерами которой являются страны социально-демократической традиции и ориентации – Германия, Франция, Швеция, Финляндия), сколько ее единичные фрагменты (особенно ухудшающие условия труда работника), в чем-то выгодные бизнес-сообществу, и то лишь частично, но в полной мере нужные только рентоориентированным кругам нормотворческого чиновничьего истеблишмента. Другие страны, каждая по своей группе причин – стремления отойти от России под эгиду Европейского Союза или из-за нехватки средств, а главное квалифицированных кадров, для пересмотра нормативных документов.

Обратим внимание, что одной из реальных и все обостряющихся проблем региональной унификации, неожиданно для многих, но пока неосознаваемо для большинства, стала дивергенция русскоязычного дискурса в области охраны труда и безопасности производства в различных независимых государствах. В первую очередь, эту дивергенцию вызывают естественно возникающие, а иногда и искусственно насаждаемые нормодателем различия в понятийно-терминологическом аппарате, когда одни и те же русские слова обозначают ощутимо различные понятия, далеко уже разошедшиеся в различных национальных законодательствах. Во вторую очередь, эту дивергенцию обуславливает то, что даже на внешне невидимые различия реального содержания системы управления влияют различные по детальному содержанию национальные системы организации управления охраной труда и условиями труда. Эта дивергенция все усиливается, и, достигнув некоторой «критической массы», может лавинообразно превратить пока еще словесно похожие системы русскогоязычного дискурса в другие и уже, по сути дела, принципиально различные. Зачастую уже сегодня, встречаясь, специалисты пост-советских стран внешне говорят одни и те же слова русского языка и даже думают, что говорят об одном и том же, но в реальности – давно уже о разном.

Еще одной проблемой трансформации некогда командно-административной системы управления в современную рыночную систему управления является проблема преодоления такого наследия прошлого, как компенсации, включая досрочные трудовые пенсии, за опасные, вредные и тяжелые условия труда. Каждая страна решает это по своему. Россия, как всегда, выбрала самый дорогостоящий и социально взрывоопасный путь этого решения, когда в целом от системы компенсаций никто формально не отказывается, но созданы все условия, чтобы, объединившись, работодатель и государство могли «кинуть» любого отдельно взятого работника руками «экспертов» специально созданных и особо регулируемых частных организаций, проводящих так называемую «специальную оценку условий труда». Эта крайне дорогостоящая и коррупциогенная процедура формально начала действовать с 1 января 2014 года, но отсутствие необходимых подзаконных актов и, как следствие, правоприменительной практики делает ее более детальное рассмотрение невозможным.

Территория Российской Федерации настолько велика, а условия производственной и трудовой деятельности в ней настолько разнообразны, что без «регионального» управления обойтись невозможно (в данном случае термин регион используется в качестве традиционного понятия русскоязычного дискурса, означающего не «объединение» стран, а «подразделение» территории одной страны).

Сегодня реальные проблемы регионального управления условиями и охраной труда определяются:

(1) недоработкой постоянно меняющегося (и не в лучшую сторону) федерального законодательства (как непосредственно относящегося к охране труда, так и косвенно связанного с ней), его фрагментарностью, противоречивостью и непрозрачностью;

(2) отсутствием внятных механизмов реализации этого законодательства (и конкретизирующих его подзаконных актов) и соответствующей структуры управления, особенно на уровне местного самоуправления;

(3) отсутствием, как правило, реального финансирования всех необходимых работ по охране труда на всех уровнях управления.

Наибольшие проблемы связаны:

– с отсутствием передачи полномочий государственного управления и соответствующих субвенций органам местного самоуправления муниципальных образований;

– с фактическим прекращением финансирования региональных организационных структур и организационно-технических мероприятий по регулированию условий и охраны труда;

– с отсутствием реальных рычагов экономической мотивации и рыночного регулирования деятельности субъектов права;

– с отказом от реальной политики трипартизма и социального партнерства с профессиональными союзами работников и объединениями работодателей в сфере охраны труда и безопасности производства.

Но даже в этих условиях при наличии политической воли органов государственной власти региона и объединенных действий всех заинтересованных сторон удается рационально использовать весь материальный, научно-технический и организационный потенциал и найти эффективное решение в интересах стабилизации социально-экономической ситуации в области условий и охраны труда в регионе.

 


Назад